ФГБУ "Институт научной информации по общественным наукам Российской академии наук"

СКРЫТЫЕ ПРЕДУБЕЖДЕНИЯ В ПОЛЕ СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ. ОБЗОР

| Дата публикации: | Автор: Шкаев Д.Г.

СКРЫТЫЕ ПРЕДУБЕЖДЕНИЯ В ПОЛЕ СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ. ОБЗОР

 

Ключевые слова: философия, психология, этика, метафизика, эпистемология, скрытые предубеждения, идентичность, самопознание, личность, сознание, гендер, женственность, стереотипы, теория двойных процессов, вариантизм, Лонгио, Куин, Гемпель, Хомский, Кун, Павлов

 

С семидесятых годов двадцатого века в поле междисциплинарного гуманитарного анализа включены, помимо эксплицитных (выраженных) предубеждений и стереотипов, так называемые имплицитные, или скрытые. Ряд западных исследователей (К. Уорд, М. Занна, Д. Купер, М. Банаджи, К. Хардин, Р. Фазио, Д. Джексон, Б. Дантон, К. Дайон, Д. Довидио, К. Каваками и др.) предполагает, что у людей имеются предубеждения, о которых они не подозревают. То есть, людям присуще предвзятое отношение и стереотипные ассоциации относительно определенных групп или личностей, однако они не осознают собственную предвзятость. В частности, проведенное в 2015 году исследование показало, что у половины белого населения США имеются скрытые расовые предрассудки в отношении чернокожих сограждан[1].При этом степень религиозности и религиозного фанатизма также считается некоторыми исследователями (Д. Майерс, Г. Олпорт и др.) одним из источников предубеждений.

В социально-философском дискурсе изучение проблемы скрытых предубеждений представляет собой не просто экстраполяцию анализа социальных предпосылок биологического расизма, шовинизма или иных девиаций, но, главным образом, поиск этических основ преодоления этой «темной материи» современного мировоззрения. Столь трудноразрешимому вопросу также посвящены несколько недавних публикаций, в том числе рассматриваемых в настоящем обзоре.

Социальная проблематика скрытых предубеждений гораздо шире, чем кажется на первый взгляд, и сегодня переходит в поле искусственного интеллекта. На базе полученных данных компьютерные системы, работающие по принципу машинного обучения, подобно людям усваивают укоренившиеся в обществе предрассудки и стереотипы. Широко известен пример с применением компанией «Microsoft» в 2016 году твиттер-бота, представляющего из себя обучаемую программу и ведущего себя как подросток в электронной переписке. Менее чем за сутки, благодаря общению в глобальной сети, бот воспринял и начал пропагандировать идеи сексизма и расизма, поддерживать конспирологические теории и отрицать холокоста[2].

Образовательная сфера не лишена аналогичной проблематики. Так, Грейс Хелтон, преподаватель из Принстонского университета, разработала курс «Философия предубеждений: природа, эпистемология и этика стереотипов» (1). Данный курс предназначен для ознакомления студентов и аспирантов с эмпирическими результатами изучения так называемого группового смещения, а также для анализа этих результатов по нескольким философским измерениям. Автор также предлагает рассмотреть психологическую природу стереотипов, основанных как на эмпирических выводах, так и на философских взглядах.

С другой стороны, Шон Эрмансон (Международный университет Флориды) в статье «Скрытые предубеждения, опасность возникновения стереотипов и политкорректность в философии» (2) предлагает нетрадиционную оценку эмпирических исследований, имеющих отношение к вопросу о низкой репрезентативности женщин в философии. Автор утверждает, что в философском дискурсе не особенно активно поддерживаются свежие подходы к изучению скрытых предубеждений и опасности возникновения стереотипов, а стандарты доказательств устанавливаются очень низко. Статья Эрмансона опубликована в 2016 году.

За год до этого два тома, озаглавленные «Скрытые предубеждения и философия», вышли из печати в издательстве Оксфордского университета, но являются результатом серии междисциплинарных семинаров, проходивших в Шеффилдском университете за несколько лет до этого. В семинарах принимали участие психологи и философы, а также исследователи из других сфер, поэтому психологический термин «скрытое предубеждение» применяется авторами, в том числе, для детерминации опасности возникновения стереотипов в философском дискурсе.

Согласно исследованиям, большинство людей, включая тех, кто искренне исповедует эгалитарные убеждения, проявляют скрытую предвзятость по отношению к женщинам, видимым меньшинствам и другим членам исторически неблагополучных групп. Эти предубеждения принимают форму суждений или ассоциаций, которые, как правило, находятся за пределами интроспективного доступа и сознательного контроля. Опасность возникновения таких стереотипов является важной областью исследования, когда мышление в рамках своей групповой идентичности может спровоцировать беспокойство и отрицание и воспрепятствовать работе в стрессовых ситуациях, таких как тестирование, например.

Издание справедливо привлекает внимание философов к ряду аспектов главным образом потому, что они могут помочь объяснить неравенство между социальными группами, включая их природу, роль в принятии решений и последствия для самоидентификации, моральной ответственности и различных аспектов социальной политики. Двухтомник «Скрытые убеждения и философия» объединяет работы ведущих философов и психологов в диапазоне психологических исследований неявных (или бессознательных) предубеждений, а также последствий таких предубеждений в основных областях философии.

Майкл Браунштайн – доцент кафедры философии колледжа Джона Джея при Городском университете Нью-Йорка. Его научные интересы сконцентрированы в области философии психологии и когнитивных наук с акцентом на изучение природы так называемого неявного ума, автоматизма, спонтанности и скрытой предвзятости.

Дженнифер Сол является профессором философии в Шеффилдского университета и директором Британского общества женщин в философии. Ее исследования, в основном, касаются философии языка, философии феминизма и философии расы. В 2011-2013 гг. Сол руководила международной программой по изучению скрытых предубеждений в контексте философии, что привело к появлению данного двухтомника.

Первый том (3) охватывает метафизические и эпистемологические темы и разделен на две части: «Природа неявных отношений, скрытого предубеждения и опасность стереотипов», включающую пять статей, и «Скептицизм, социальное знание и рациональность», включающую шесть статей.

Каждая из статей в первом томе представляет собой авторский взгляд на традиционную интерпретацию так называемой «теории двойных процессов» скрытой предубежденности, обычно встречающейся в психологическом дискурсе. Например, Кит Франкиш (Открытый университет Великобритании) в статье «Двойная игра: скрытые предубеждения, двойные уровни и самоконтроль» утверждает, что в человеческом разуме сосуществуют два вида процессов: явные сознательные и неявные несознательные. Автор полагает, что у людей есть неявные убеждения и неявные рассуждения о пропозициях, и поэтому неявные процессы (и предубеждения) более подвержены контролю, чем предполагают стандартные двухпроцессные теории.

Брайс Хюбнер (Джорджтаунский университет, США) в статье «Скрытые предубеждения, подкрепленное обучение и каркас нравственного сознания» делает вывод о том, что структура скрытых предубеждений лучше всего подходит для объяснения того, как эти черты воплощаются в личности. Автор утверждает, что есть три системы, которые составляют разум: модель на основе, свободная модель, и модель И. Павлова. В соответствии с этим, преодоление скрытых предубеждений возможно только с помощью других личностей и путем изменения окружающей обстановки. Только в этом случае становится возможно оказать значительное и долгосрочное воздействие на скрытые предубеждения.

Статья Джулза Холройда (Ноттингемский университет, Великобритания) и Джозефа Свитмэна (Эксетерский университет, Великобритания) «Неоднородность скрытых предубеждений» призывает проявлять осторожность в использовании обобщений о скрытых предубеждениях, так как этот термин охватывает широкий спектр явлений с различными психологическими характеристиками и различными поведенческими исходами. Они рекомендуют психологам пересмотреть различие, обычно проводимое между семантическими и аффективными ассоциациями, а философам, помимо отказа от обобщений, – учитывать, что любые нормативные требования должны быть чувствительны к функциональным различиям, возникающим в результате неоднородности скрытых предубеждений, и что рассматриваемый тип ассоциации должен раскрываться более детально, нежели просто скрытое предубеждение.

Исследования Эдварда Мэйчери (Университет Питтсбурга, США) и Рона Мэллона (Университет Вашингтона, Сент-Луис, США) о скрытой предвзятости и опасности возникновения стереотипов также подразумевают, что эти явления составляют несколько бОльшую часть нашего Я, чем предполагает психология. В статье «Освобождение от фрейдистских установок» Мэйчери отстаивает аргументацию посредством характерной картины отношений, в соответствии с которой отношения не являются психическими состояниями, а, скорее, склонностью вести себя, воспринимать и думать определенным образом. Имплицитными мерами, которые автор называет косвенными, измеряются психологические основы отношений, и, как правило, те части, которые не являются интроспективными. Автор приходит к выводу о том, что исследования скрытых предубеждений должны быть соответственно переосмыслены, чтобы демонстрировать, насколько плохо люди знакомы с собственными воззрениями.

В завершение первого раздела Р. Мэллон в статье «Личность и опасности стереотипов» опирается на массив исследований в социальных и гуманитарных науках, утверждая, что существуют доказательства персоналистской интерпретации опасности стереотипов. Автор полагает, что как и психические состояния, которые влекут за собой возникновение стереотипов, так и процессы, лежащие в их основе, могут быть приписаны самим личностям, а не объяснены сугубо субличностными механизмами.

Во втором разделе первого тома опубликованы материалы более широкого спектра. Так, по мнению Луизы М. Энтони (Массачусетский университет, США), смысл предубеждений был искажен в философии из-за господства эмпирической концепции, которая детерминирует объективность как отсутствие предвзятости. Этот идеал объективности отражен в образе науки как нейтральной и свободной от внешних ценностей. Автор опирается на работы Х. Лонгино, Э. Куина, К. Гемпеля, Н. Хомского и аргументы Т. Куна против позитивистской концепции науки, а также исследования предвзятости в психологии.

Алекс Мадва (Калифорнийский государственный политехнический университет, США) в статье «Добродетель, социальное знание и скрытые предубеждения» утверждает, что никакого реального конфликта между этическими и эпистемическими целями при рассмотрении случаев скрытых предубеждений не существует. Автор утверждает, что нет необходимости в активном стирании информации, закодированной в стереотипах, чтобы избежать их активации.

В статье «Опасность стереотипов, эпистемическая несправедливость и рациональность» Стейси Гоген (Бостонский университет, США) подчеркивает всю серьезность опасности воздействия стереотипов и утверждает, что она имеет гораздо более широкие эпистемические последствия, чем отмечается обычно. Автор утверждает, что такая опасность может привести к серьезным сомнениям в себе, порождающим эпистемическую несправедливость и подвергающим самосознание риску.

Кэтрин Э. Хундлби (Виндзорский университет, Канада) в статье «Неверный статус-кво: скрытая предубежденность и ошибочность аргументации» предполагает, что подход к оценке аргументов может быть новой основой для использования в борьбе с предубеждениями, такими как предубеждение в отношении статус-кво. Это многообещающе из-за того, что он не угрожает тому, как он идентифицирует ошибки, которые люди могут сделать в рассуждениях и оценке, что делает сопротивление обучению уменьшению смещения менее вероятным.

В статье «Пересмотр текущих причин нерепрезентативности женщин в науке» Кэрол Дж. Ли (Университет штата Вашингтон, США) убедительно доказывает, что корреляционные исследования, показывающие отсутствие негативных гендерных последствий для женщин в науке, могут быть искажены путаницей и смещением выборки, связанной с качественными показателями.

Последняя статья первого тома (авторы: Лаура ди Белла из Кентского университета, Великобритания, Элеанора Майлз из Сассекского университета, Великобритания, и вышеупомянутая Дженнифер Сол) содержит интересные результаты первого эмпирического исследования гендерных стереотипов в философии. Авторы выявляют тенденцию в том, что и женщины, и мужчины явно ассоциируют философию с болезненностью, однако, первые также склонны ассоциировать ее с женственностью.

Второй том, озаглавленный «Нравственная ответственность, структурная несправедливость и этика» (4), посвящен этическим и политическим последствиям скрытых предубеждений. Он содержит материалы, в которых рассматривается связь предполагаемых предубеждений с концептами, имеющими важное значение для детерминации моральной ответственности, включая контроль, осознание, причинно-следственные связи и отчуждение.

В центре внимания авторов находятся связи между скрытыми предубеждениями отдельных лиц и структурной несправедливостью обществ, членами которых они являются. Издание содержит и материалы, в которых рассматриваются стратегии неявного изменения отношения, последствия исследований неявного предубеждения для философов, работающих в области этики, и предложения по борьбе с неявными предубеждениями в области философии и права.

Наталья Вашингтон (Вашингтонский университет в Сент-Луисе, США) и Дэниэл Келли (Университет Пердью, США) в статье «Кто за это в ответе? Нравственная ответственность, экстернализм и познание скрытых предубеждений» предупреждают, что мы можем нести ответственность за предубеждения, о которых мы не подозреваем, однако должны быть настороже. Джошуа Глазго (Государственный университет Сонома, США) в статье «Отчуждение и предубеждение» проводит ситуативную оценку теорий действия, особенно в части реального Я, делая вывод о том, что альтернативный, чувствительный к содержанию «вариантизм» с учетом неагентных особенностей более предпочтителен. Робин Жэнь (Ньюмэн колледж, Кембриджский университет, Великобритания) в статье «Атрибутивность, ответственность и скрытые отношения» также применяет агент-центрированный метод, фактически утверждая, что предубеждения, не относящиеся к реальному Я, могут требовать подотчетности, по аналогии с практикой страхования строгой ответственности. Морин Зи (Университет Эразма в Роттердаме и Лейденский Университет) и Николь ван Вурст Вадер-Бурс (Университет Эразма) в статье «Стереотипы и предрассудки: кто виноват? Косвенная ответственность личности за скрытую предвзятость» также утверждают, что, с точки зрения коллективных действий, мы можем быть ответственны за последствия предубеждений, за которые мы не несем прямой ответственности как отдельные лица. Люк Фоше (Квебекский университет, Канада) подвергает дискурсу научные изыскания в области реального Я, но также предлагает умеренную модерацию наших представлений о народе.

Далее Лоуренс Блум (Массачусетский университет, США) в статье «Излишне минимальное политическое, нравственное и гражданское парадигмы «Опасность стереотипов» Клода Стила» критикует психологов за преуменьшение разницы между стереотипами и истинными обобщениями, поскольку это вредит студентам и делает необходимость системных изменений менее заметной, а Энн Якобсон (Университет Хьюстона, США) в статье «Снижение предвзятости: изменение отношения и институциональные изменения» размышляет о сложности несправедливости и необходимости изменений на нескольких уровнях.

Третий и последний раздел второго тома более связан с психологией, чем с философией. Однако необходимо отметить, что начинается он с возвращения к дискурсу о личности и стратегиях снижения предубеждений, ориентированных на внутренние факторы, такие как добродетельные черты характера, а также внешние, такие как, например, экологический контекст.

Как следует из названия, оба тома в значительной степени ориентированы на философов, интересующихся проблемой скрытых предубеждений, или специалистов из других дисциплин, которым любопытны философские вопросы, связанные с данной проблематикой. Однако, помимо рассмотрения тем, представляющих теоретический интерес для философов, издание включает две статьи, в которых рассматриваются вопросы, имеющие актуальное практическое значение для понимания репрезентации и стереотипного представления о женщинах в науке и философии.

Таким образом, изучение проблемы скрытых предубеждений из психологического дискурса зачастую переносится авторами в поле социальной философии, что позволяет применить более широкий спектр междисциплинарных инструментов к выявлению этических основ противодействия возникновению имплицитных стереотипов.

  1. Helton G. The philosophy of bias: The nature, epistemology, and ethics of stereotypes – Mode of access: http://www.gracehelton.net/research/
  2. Hermanson S. Implicit bias, stereotype threat, and political correctness in philosophy // Philosophies – V. 2(2) — 2017 — Mode of access: http://www.mdpi.com/2409-9287/2/2/12/pdf
  3. Implicit bias and philosophy / ed. by Brownstein M., Saul J.Oxford: Oxford univ. press, 2016. – V. 1: Metaphysics and epistemology – 336 p.
  4. Implicit bias and philosophy / ed. by Brownstein M., Saul J.Oxford: Oxford univ. press, 2016. – V. 2: Moral responsibility, structural injustice, and ethics. – 304 p.

[1]             http://www.pewsocialtrends.org/2015/08/19/exploring-racial-bias-among-biracial-and-single-race-adults-the-iat/

[2]             https://www.reuters.com/article/us-microsoft-twitter-bot-idUSKCN0WQ2LA

 

Шкаев Д.Г.