ФГБУ "Институт научной информации по общественным наукам Российской академии наук"

«Слишком белый, чтобы быть чистым» . Современные западные дебаты о «расизме» Канта

| Дата публикации: | Автор: Погорельская С..В.

 

«Слишком белый, чтобы быть чистым»[1]. Современные западные дебаты о «расизме» Канта

Делая внутриамериканский расовый конфликт частью своей общественной жизни Западная Европа ставит под вопрос свою историческую парадигму. Дебаты о вине Иммануила Канта перед черной расой велись и раньше – ныне они оживились вместе с движением Black-Lives-Matter

Ключевые слова: И.Кант, расизм

В июне 2020 г. утомленная пандемией и карантином прогрессивная общественность Западной Европы с облегчением выплеснулсь на улицы своих городов, чтобы продемонстрировать свою солидарность с антирасистскими демонстрациями в США, начавшимися в связи с жестоким убийством американской полицией уголовника-рецидивиста Джорджа Флойда, афроамериканца. Европейская часть движения Black-Lives-Matter[2], не принимавшегося до этого всерьез, воспряла, в континентальной Европе и в Великобритании полетели с постаментов памятники историческим личностям, запятнавших себя расизмом. В Германии, стране, вот уже 30 лет старающейся привести свой политический вес в Европе в соответствие со своим экономическим весом, тоже разгорелись дебаты о расизме.

Жертвой их пал… Иммануил Кант.

Современные европейские нации измеряют свое величие уже не завоеваниями прошлого, но своим вкладом в мировое культурное наследие, т.е. мерой, в которой их мысль, их культура, в те или иные века определяла направление цивилизационного процесса. Поэтому составной частью гибридных войн современности является ниспровержение культурных и научных авторитетов потенциального противника. Нация, не внесшая в мировую культуру ничего, кроме Гитлера, явившегося, так сказать, идейным венцом всего, к чему она шла всю свою историю[3], не могла бы претендовать ни на лидерство в Европе, ни, тем более, на какую-либо определяющую роль в мировом политическом процессе. Она должна заниматься собой, спрашивать себя, что в ней изначально было не так и обрабатывать свою историю в контексте покаяния за зло, принесенное ей человечеству.  Поэтому после воссоединения Германии в 1990 г. и по мере ее усилий привести свой политический вес в соответствие с экономическим, нападки на ее культурно-исторические опоры усилились. Они шли в основном из англо-американского культурно-языкового пространства, подхватывались внутри Германии на уровне «критческой общественности», преимущественно в леволиберальной публицистике, выносились в СМИ и, через них, попадали в философскую дискуссию. 

Ниспровергнуть с постамента Канта значительно сложнее, чем Хайдеггера, который по сути почти что наш современник. Кант – часть немецких культурно-исторических основ, часть того наследия, которое позволяет немцам не просто называть себя «культурной нацией» (Kulturnation), но и гордиться своим вкладом в цивилизационный процесс. Более того, философ, работавший с понятием «достоинство», в известной степени считается отцом нынешнего немецкого Основного закона, начинающегося словами „Человеческое достоинство неприкосновенно».  Ниспровергнуть философа можно лишь в рамках общего ниспровержения столпов европейского культурного наследия – что и происходит в последние годы всё активнее со стороны деятелей, желающих пересмотреть и ревидировать «культуру белой расы». По их мнению, эта культура, корнями своими уходящая в эпоху Просвещения и поэтому возросшая на «расизме и рабовладении», не имееет права претендовать на «общечеловеческий» статус. Об этом они  напоминают при каждом подходящем случае и, в рамках нынешнего идейного майнстрима западных стран, получают все больше поддержки не только от общественности, но, иной раз, и от политики.

 В Германии, к счастью, дебаты пока ведутся на уровне общественности, публицистики и междисциплинарных исследований. На философском уровне аргументы ниспровергателей Канта мало состоятельны. Разумеется, и во время Канта были мыслители более прогрессивного, по нынешним критериям, толка в вопросах «расизма», например Дидро. Но тем не менее, ни  один истинный философ не будет судить коллег, интегрированных в контекст времен и не будет вчитывать современность в прошлое. Он лишь призовет учитывать духовный майнстрим времен, в которые философы творили, условия, окружавшие их, политический климат, уровень науки. А в случае «расизма» напомнит еще, что само это политически стигматизированное понятие возникло лишь в ХХ веке.

 И тем не менее, о «расизме» Канта, равно как и в целом о расизме эпохи Просвещения, написано немало. Как, впрочем, верно отмечает регенсбургский профессор Карл-Фридрих Херб[4], тема возникла лишь в последние двадцать лет, до этого антропологические размышления Канта особого исследовательского интереса не вызывали. Критика шла в основном из англо-американского культурного пространства, со стороны философов афроамериканского или африканского происхождения. Питалась она трудами Канта по естественной истории и антропологии. Как известно, с 1756 г. и до 1797 г. Кант читал лекции по физической географии, в план которых входили и вопросы антропологии, а между  1764 и 1788 годами он опубликовал ряд наработок к этим лекциям, в частности текст «Определение понятия человеческой расы»[5], возникший в полемике с Гердером. На него в основном и ссылаются критики.  В вопросах происхождения рас он придерживается концепции моногенеза (в отличии, например, от Вольтера и Юма). Кант, в духе Ламарка (сегодня это, вероятно, назвали бы «эпигенетика»), полагал, что люди, изначально общего происхождения, изменились с течением времени под влиянием условий проживания, так, что сложилось четыре «расы» — «белые, индийцы, черные и американцы». Философа интересовало, в чем заключаются эти расовые различия и как их систематизировать помимо внешних признаков (цвета кожи). Критериями взяты прилежность, разумность и способность нести культуру. Полностью выражены эти качества лишь у белых,  им следуют индийцы и черные, в то время как американские индейцы занимают самое последнее место.  Можно понять, какие реакции у современного политкорректного разума вызывают положения, согласно которым негр «может быть дисциплинирован и окультурен, но никогда не цивилизован окончательно. Будучи предоставлен себе он дичает»[6], причем дикость у Канта понимается отнюдь не как желанное возвращение к природе, но как отпадение от цивилизации. 

Поэтому Канта, невзирая на его универсалистскую этику свободы и равенства, в современных политико-философских дебатах, проходящих под знаком политкорректности и борьбы с расизмом, предлагается историфицировать как идейного предтечу европейского расизма и удалить как философа из современного университетского процесса. Ибо по мнению критиков, работающих в основном на междисциплинарном стыке «постколониальных исследований»[7] и «истории философии», его расовая теория вовсе не стоит особняком и не является чем-то маргинальным по сравнению с его «Критикой чистого разума», она заражает его мышление, определяет его мировоззрение и, тем самым, непосредственно связана с его моральной философией, которая, следовательно,  распространяется лишь на белую расу, на Европу.  Причем осознать этот факт сами белые европейцы не в состоянии, их разум слишком «бел», или, как сказали бы мы, «замылен» стереотипами. Чтобы выявить всю глубину и масштабы расизма кенигсбергского философа, нужно взглянуть на него новым, «черным» взглядом.

Эту точку зрения представлял, например, камерунский историк и политолог Ахилл Мбембе, затронувший тему Канта в рамках своей объемной работы о рабстве и капитализме «Критика негритянского разума»[8]. Ямайкинский исследователь Чарльз В. Миллс в своей статье «Недчеловеки Канта»[9] полагал, что расизм определял взгляд Канта на личность и предлагал в этой связи пересмотреть всю историко-философскую парадигму этой эпохи. Индийская исследовательница гендерных проблем, политолог Никита Дхаван, работающая в Германии, упорно и последовательно продвигает свою точку зрения о том, что расизмом пронизана вся философия Канта и что его труды в особой мере по сравнению с другими мыслителями эпохи просвещения являются философским обоснованием европейского колониализма[10]. С этим нередко связывают и «европа-центризм» Канта[11] (как никак в «Идее всеобщей истории во всемирно-гражданском плане» (1784) он утверждает, что, возможно, «наша», европейская часть мира в конечном итоге даст законы остальным частям мира), иные же интерпретаторы левого толка доходят и до того, что всю философию Канта считают «легитимацией территориальных захватов, колониализма и всемирного угнетения»[12]

Даже категорический императив «поступай так, чтобы максима твоей воли могла бы быть всеобщим законом» и ««поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своём лице, и в лице всякого другого – как к цели, и никогда — только как к средству»[13], который в европейском пространстве по праву считается выражением универсальной человеческой морали, в афроамериканском научном дискурсе был сочтен расистским.

Так, афроамериканская профессор философии Майша Черри, считает, что категорический императив, в сочетании с расовой теорией Канта, исключает чернокожих. Назвав характеристикой человека «способность рационально думать и действовать» он, своим отношением к чернокожим людям («неграм»), по сути исключил их из человечества. В противовес «инклюзивному универсализму» кантовской морали она вводит в оборот понятие «Othering», подразумевающее дискриминацию других социальных групп через возвышение собственной[14].

На редкость селективное прочтение Канта учеными «постколониальных исследований» разумеется, вызывает возражение его поклонников. Они указывают, например, что в поздней работе Канта «О вечном мире», входящей в Германии даже в школьную программу, речь идет о равенстве людей независимо от рас и четко осуждается колониализм и рабство. Таким образом, его философия не носит цвета расы, она не белая и не черная, она прозрачная и поэтому универсальна, и пригодна для всех. В целом аргументации защитников Канта присуще обращение именно к его поздним трудам. Полина Кляйнгельд, например, считает, что критический взгляд на колониальные порядки, к которому Кант пришел в своих последних работах, наиболее четко укоренен в его философии права[15].

Однако теоретики «постколониальных исследований» не ищут консенсуса, они, как показывают последние годы, все чаще не столько исследуют, сколько воюют, чтобы ниспровергнуть.

Дебаты о расизме Канта возобновились после инцидента с уголовником Флойдом, убитым полицией во время оказания сопротивления при задержании. Убийство белым полицейским афро-американца, давшее начало череде протестов, погромов и ниспровержений памятников сначала в США, а потом и в Европе, в умах критической общественности Германии трансформировалось в потребность не просто духом солидаризироваться с протестующими в Америке, но и показать эту солидарность делом, ниспровергнув, наконец, своих немецких исторических «расистов».

Историк Михаэль Цойске, сын партийного функционера из ГДР, учившийся в США и специализирующийся на истории рабства, выступил на Немецком Радио с призывом, в рамках формирования новой культуры исторической памяти, пересмотреть роль Канта в немецкой истории философии, учитывая его поддержку ретроградной расовой теории и, тем самым, рабовладения. Назвав Канта «Со-основателем европейского расизма» он призвал «повнимательнее к нему приглядеться» в том случае, если «просвещение о расизме и ниспровержение памятников» будет проводиться всерьез[16].  За ним последовала и Никита Дхаван, повторившая на всю Германию свой тезис о Канте как «отце-основателе научного расизма»[17].

За Кантом, вероятно, наступит очередь Гегеля. Ведь в его философии истории «каждый народ представляет собой особую степень развития духа», «Африка не является исторической частью мира», а ее народы не «имеют личностное сознание; их дух спит, остаётся глубоко внутри, не имеет никаких подвижек, и, таким образом соответствует плотной, неупорядоченной массе африканского континента»[18].

Что ж говорить о современности. Юрген Хабермас, наиболее известный из современных представителей франкфуртской школы, когда-то икона левых европейских интеллектуалов, в традиции «К вечному миру» Канта благостно рассуждая о «всемирном государстве Европы»[19] вряд ли представлял, насколько критично смотрят на его «постколониальный евроцентризм» исследователи из Африки… 

Удивляет отнюдь не тот факт, что в Африке и в афро-американском научном сообществе пристально и критично, чтобы не сказать, недоброжелательно, исследователи различного толка изучают  наследие Канта под своим, специфически расовым углом зрения. Это их право, тем более, что их интерпретации, несомненно, обогащают палитру мировых исследований. Странным представляется, что Европа, из солидарности с США подхватившая и перенесшая к себе внутриамериканские расовые разборки, выискивая и обличая «расизм» своего культурного наследия, не осознает, что предав анафеме Просвещение и его философов, она расстанется не с «позорным прошлым», а с собой, со своим настоящим и будущим.


[1] Цит.: Eze E. The color of reason: The idea of ‘race’ in Kant’s anthropology, in: Ders. (Hg.) Postcolonial African Philosophy: A Critical Reader. Cambridge, 1997. – S. 103 – 141.

[2] Движение, основанное в 2013 г. в защиту черной расы, в 2020 решило заняться изменением «культуры воспоминаний»

[3] Примерно так можно понять попытку итальянской левой исследовательницы, профессора Донателлы ди Чезаре, отследить антисемитскую традицию германской философии с Лютера и до Хайдеггера. Бестселлер ди Чезаре реферировался в РЖ Философия №2 2017, с.160 -172

[4] Herb K. Unter Bleichgesichtern. Kants Kritik der kolonialen Vernunft // Zeitschrift für Politik, 2018, Nr. 4. – S. 381–398

[5] Kant I. Bestimmung des Begriffs einer Menschenrasse. – Werkausgabe in 12 Bänden – XI: Schriften zur Anthropologie, Geschichtsphilosophie, Politik und Pädagogik. – Suhrkamp Verlag, Berlin, 1977. – Band 1. – 408 S., cм. также академическое издание он-лайн: I. Kant, AA VIII : Abhandlungen nach 1781. https://korpora.zim.uni-duisburg-essen.de/Kant/aa08/089.html

[6] AA XV 878

[7] Postcolonial Studies, „постколониальные исследования» – междисциплинарная разновидность исследования, сложившаяся в 80-е годы, направленная на исследования связи европейского модерна с историей колониализма и представляющая тезис, что колонии освобождены лишь политически, духовно и культурно находясь в европейской (колонизаторской) цивилизационной парадигме, от которой следует дистанцироваться. В Германии первая кафедра открылась в Университете Дюйсбурга в 2014 г., ныне дисциплина широко представлена в университетском мире:  https://docupedia.de/zg/Neuere_Kolonialgeschichte_und_Postcolonial_Studies

[8] Mbembe A. Critique de la raison nègre. – Paris 2013. – 272 p. Интересно, что в немецком переводе название звучит «Критика чёрного разума». Mbembe A. Kritik der schwarzen Vernunft  – Bonn, 2016, 331 S.

[9] Mills Ch. Kants Untermenschen, in: Ders.: Black Rights/White Wrongs: The Critique of Racial Liberalism. -Black Rights/White Wrongs: The Critique of Racial Liberalism. – https://www.oxfordscholarship.com/view/10.1093/acprof:oso/9780190245412.001.0001/acprof-9780190245412-chapter-6

[10] Dhawan N. Die Aufklärung retten« in: Zeitschrift für Politische Theorie, 2016, № 7, S. 249–255.

[11] Serequeberhan, Т. The Critique of Eurocentrism and the Practice of African Philosophy, in: P.H. Coetzee / A.P.J. Roux, The African Philosophy Reader, New York 2002, S. 75– 93.

[12] Так кёльнская профессор Гудрун Хентегс. Hentges, G. Die Erfindung der ›Rasse‹ um 1800 – Klima, Säfte und Phlogiston in der

Rassentheorie Immanuel Kants« in: Birgit Tautz (Hg.), Colors 1800, 1900, 2000: signs of ethnic

difference, Amsterdam 2004, S. 47–67.

[13] Kant, I. Gesammelte Schriften. Akademie der Wissenschaften zu Göttingen, Berlin 1900ff., AA IV, 421 / GMS, BA 52. https://korpora.zim.uni-duisburg-essen.de/kant/aa04/421.html

[14] Cherry M. Wir wären so gerne normal, in: Süddeutsche Zeitung, 21.12.2018, https://www.sueddeutsche.de/kultur/othering-ausgrenzung-1.4258072?reduced=true

[15] Kleingeld, Kant’s Second Thoughts on Race, in:  The Philosophical Quarterly, (57) 2007, S. 573–592.;, S. 574.

[16] Antirassistischer Denkmalsturm. Auch der Philosoph Immanuel Kant steht zur Debatte. Beitrag vom 13.06.2020.-  https://www.deutschlandfunkkultur.de/antirassistischer-denkmalsturm-auch-der-philosoph-immanuel.1013.de.html?dram%3Aarticle_id=478593&fbclid=IwAR3XM-4JVDkldtj-h25pVpnyfx3oQsItJacV_ghnyVquV1YCPiF4fwlS6WU

[17] Nikita Dhawan zu Kolonialismus und Rassismus„Ignoranz gegenüber der eigenen Ignoranz“. Beitrag vom 27.06.2020. – https://www.deutschlandfunkkultur.de/nikita-dhawan-zu-kolonialismus-und-rassismus-ignoranz.990.de.html?dram:article_id=478995

[18] Гегель, Ф.В. Философия истории. Москва, Юрайт, 2019, с. 84

[19] Habermas J. Die Krise der Europäischen Union im Lichte einer Konstitutiona-lisierung des Völkerrechts – Ein Essay zur Verfassung Europas. – Berlin: Suhrkamp, 2011. – 140 S.