ФГБУ "Институт научной информации по общественным наукам Российской академии наук"

НИКОЛАЕВА Е.В. ФРАКТАЛЬНЫЕ КИНОНАРРАТИВЫ: МНОЖЕСТВЕННОЕ ЧИСЛО СОСЛАГАТЕЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ

| Дата публикации: | Автор: Дмитрий Шкаев

НИКОЛАЕВА Е.В. ФРАКТАЛЬНЫЕ КИНОНАРРАТИВЫ: МНОЖЕСТВЕННОЕ ЧИСЛО СОСЛАГАТЕЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ – Режим доступа: https://gitr.ru/data/events/2018/nikolaeva_11.pdf (дата обращения 20.12.2018)

Ключевые слова: постнеклассическая наука, постмодернизм, реальность, фрактальность, нелинейность, пространство, время, нарратив, культура, кинематограф, медиа, трансмедийность, мифология, digital humanities

Елена Николаева, кандидат культурологии, доцент Института социальной инженерии Российского государственного университета имени А.Н. Косыгина известна как специалист в области философии и семиотики культуры,  медиафилософии, современной городской культуры, цифрового искусства, культурной семантики и философско-культурологической антропологии.

В своей статье Елена Николаева утверждает, что «цифровая эпоха коренным образом изменила модусы восприятия и способы репрезентации реальности». Новая терминология естественных наук породила целый ряд художественных метафор и элементов современного искусства, в результате чего возникла своеобразная «магическая» (термин автора) реальность и оформилась соответствующая ей мифология.

С точки зрения автора, медийные и художественные практики позволяют, например, осваивать теорию хаоса и воспринимать новую постмодернистскую реальность в удобных для культурного субъекта формах, а «цифровой кинематограф обладает практически неограниченными визуальными и концептуальными возможностями перекодирования научной (и квазинаучной) картины мира в красочные, поражающие воображение визуальные образы и медийные нарративы».

Николаева полагает, что нелинейность, присущая современной научной картине мира, с давних пор существует и в художественной культуре, в частности – в литературе, и «представляет собой художественную экстраполяцию научной картины мира на опыт повседневной жизни». Фактически, приложение технократических принципов к моделированию общества является отражением космогонической и эсхатологической мифологии цифровой эпохи, порождающей синкретизм медиакультурного сознания. «Искусство всегда оказывается наиболее чувствительным к еще неясным идеям, которые оформятся в научные концепции порой спустя многие годы».

Постнеклассические научные теории (в частности, фрактальная геометрия) служат каркасом нелинейных нарративов в художественном кинематографе, что, по мнению автора, позволяет говорить о возникновении фрактальной онтологии, лежащей в основе широкого спектра кинолент конца XX – начала XXI веков. Кинематографические нарративы, построенные на принципах фрактальности, странных аттракторов и ретропричинности, могут быть изучены в русле digital humanities (цифровых гуманитарных наук). Фрактальность присуща сюжетам таких известных лент как, например, «Господин Никто» (множественное ветвление жизни протагониста) и «Начало» (вложенные друг в друга реальности).

Автор полагает, что в гуманитарном смысле, благодаря преемственности и памяти, иррациональный и рекурсивный алгоритм фрактала означает циклическое развитие изначальных форм, а сутью фрактального образования является самоподобие, то есть воспроизведение паттернов, на всех уровнях повторяющих характерные особенности целого. При этом, «самоподобие паттернов может быть орнаментальным, ментальным, поведенческим, событийным и т. д.», и чаще всего фракталы носят не искусственный и детерминированный, а стохастический и алеаторный характер.

Однако «существуют созданные еще в «доцифровую» эпоху литературные произведения и, соответственно, их экранизации, в которых одна и та же история (чаще всего детективная) рассказывается несколько раз — от лица разных действующих лиц» («В чаще», «Расемон» и др.). Такие сюжетные повторы представляют собой, по мнению Николаевой, стохастический фрактал, в то время как «алеаторные повторения микрособытий с незначительными изменениями в самом начале <…> приводят к принципиально разным финалам».

Идея нелинейности времени находит отражение в тех типах фрактальных нарративов: хронологических инверсиях научно-фантастического толка («Терминатор», «Назад в будущее», «Петля времени»), цикличности времени и сюжетных паттернов («День сурка», «Повторяющаяся реальность», «Треугольник», «Зеркало для героя»), фрактальном устройстве антропосоциокультурных пространств («Начало», «Эффект бабочки»). «…Фрактальные кинонарративы аналогичны современным компьютерным играм-квестам, в которых игроку изначально предоставляется несколько жизней».

В современном кинематографе альтернативные реальности не просто пересекаются, но и влияют друг на друга, что зачастую носит концептуальный характер. А собственно концептуальный фрактал «содержит в себе фрактальные паттерны разных типов, относящиеся к различных знаковым системам и имеющие негомогенные планы выражения» («Солярис» и др.). При этом в культуре как таковой внутренней фрактальности нарративов противоположна трансмедийность художественных практик, выраженная уже во внешней фрактальности.

По мнению Николаевой, художественное описание динамического хаоса, основанное на фрактальных паттернах, странных аттракторах и нелинейности пространства и времени, является «очередной попыткой постичь Реальность, которая, возможно, на самом деле непостижима».

Дмитрий Шкаев