ФГБУ "Институт научной информации по общественным наукам Российской академии наук"

КОМПЬЮТЕР, ИНТЕРНЕТ И МЫШЛЕНИЕ: Изменение мышления под влиянием современных технологий. (Обзор)

| Дата публикации: | Автор: Боброва Л.А.

Ключевые слова: мышление; мозг; компьютер; интернет; когнитивные способности человека; «цифровые иммигранты»; «цифровые с рождения»; «цифровое слабоумие», Groupthink.

Понимание  механизмов работы мозга и развития интеллекта позволяет нам сегодня увидеть тенденции влияния   цифровых средств массовой информации и коммуникации на когнитивные способности человека.

Эволюционирует ли сегодня мозг? Цифровые технологии меняют нашу жизнь. Они меняют не только наш образ жизни и дарят нам новые способы общения, но и перекраивают наш мозг, наши когнитивные способности. С точки зрения американских психологов Г. Смолл и Г. Ворган, мозг эволюционирует прямо сейчас. Он подстраивается под окружающий мир и в то же время усложняется: выбрасываются нейротрансмиттеры, из нейронов вырастают дендриты, возникают новые синапсы. «Вероятно мы свидетели одного из самых неожиданных, но в то же время и самых значительных переломов в истории человечества.  Надо полагать, с того самого момента, когда первобытный человек догадался облегчить себе жизнь при помощи орудий труда, (1, с. 14). Более осторожную позицию занимают авторы книги  (2), ставя вопрос : успеет ли за столь стремительно развивающейся технологией естественный разум человека?» (  с. 77).

Компьютер оказывает разное влияние на мозг человека в зависимости от  его возраста. Так,   мозг взрослого человека в возрасте от 35 до 50 лет бывает особенно эластичен. Даже в большей степени, чем предполагали раньше. Для тех, у кого есть образовательная база, использование компьютера способствует развитию и приобретению новых знаний.

Особую группу составляют люди старше 60 лет, так называемые «цифровые иммигранты». Их мозг сформировался до появления компьютеров. Ухудшение работы мозга с возрастом  мешает им пользоваться компьютерами и разнообразными гаджетами. Появляется страх перед этой техникой. Им труднее адаптироваться к цифровой реальности. Но если их надлежащим образом обучить, страхи перед техникой рассеиваются.  Мозг «цифровых иммигрантов» обрабатывает информацию медленней, зато нейронным сетям взрослого лучше дается «картина в целом».  Последние исследования показывают, что на самом деле взрослый мозг остается пластичным и гибким на протяжении всей жизни. «Ментальная аэробика» полезна любому мозгу вне зависимости от возраста (1, с. 81).

Уже известно, что для маленьких детей долгое сидение за компьютером  губительно для формирования когнитивных  способностей.

Ранний подростковый возраст – решающая стадия взросления: в это время мозг делает шаг от конкретного мышления к абстрактному. Именно в это время дети учатся улавливать чужое эмоциональное состояние, развивается способность к эмпатии. Но от сидения перед компьютером в наушниках возрастают шансы, что в мозгу не разовьются нейронные сети, позволяющие преодолеть этот рубеж в развитии личности.  Подросткам необходимо постоянное чувство удовольствия, они хотят удовлетворять свои нужды здесь и теперь. Недоразвитые лобные доли мешают им правильно рассуждать. К несчастью, нынешнее повальное увлечение компьютерами и видеоиграми, похоже, замедляет развитие лобных долей у многих подростков. Это ухудшает их умственные способности и социальные навыки. Если молодые люди продолжат взрослеть, не меняя привычек, нужные нейронные пути могут так никогда и не возникнуть.  Это означает «попасть в заложники к собственным нейронным сетям, которые застряли на отметке “самодовольство и незрелость”, и провести в таком состоянии всю сознательную жизнь» (1,  с. 62).

Наконец, уже выросло первое поколение, которое не застало мира без компьютеров, интернета и мобильных телефонов («цифровые с рождения»). В их мозгу нейронные сети устроены иначе, чем у «цифровых иммигрантов». Они не испытывают проблем с овладением цифровой техникой. Им нужна скорость и мобильность в получении информации. Их знания как в калейдоскопе постоянно должны заменяться новыми, не требующими особых рациональных усилий, рациональных рассуждений («клиповое мышление»).

 «Цифровые от рождения» более склонны к многозадачности (т.е. к выполнению одновременно нескольких  дел,  чем «цифровые иммигранты». Многозадачность позволяет «цифровым от рождения» непрерывно поощрять себя и откладывать на потом долгосрочные задачи. Кроме того, новое задание воспринимается поверхностно.  «Хроническая и интенсивная многозадачность способна также затормозить развитие лобной коры» (1, с. 63).

Многозадачность следует отличать от состояния непрерывного рассеянного внимания. Это состояние описывается как постоянная загруженность мозга: когда вы следите за всем сразу, но ни на чем не сосредоточиваетесь. Мозг в состоянии непрерывного рассеянного внимания испытывает постоянный стресс. Эту новую форму стресса Г. Смолл и Г. Ворган  называют «техногенным истощением мозга». Дело в том, что мозг не рассчитан на длительное отслеживание приходящей отовсюду информации. Человек чувствует себя опустощенным, появляется раздражение и даже расстройство. Техногенное истощение мозга можно ослабить, если задача будет требовать внимания к разным точкам пространства, Но лучше всего сон (60 минут) между заданиями.

Г. Смолл и Г. Ворган отмечают  “мозговой разрыв“, пропасть между мышлением отцов и детей. «Еще недавно это называли конфликтом поколений: ценности и привычки детей (взять  хотя бы музыкальные пристрастия) всегда не совпадали с ценностями отцов. Теперь разрыв приобрел новые масштабы – и можно говорить про возникновение двух разных культур»  (1, с. 17).

Но в целом позиция  Г.Смолл и Г. Вортан оптимистична:  по мере того, как мозг современного человека развивается, растет внимательность, сознание реагирует на сигналы все быстрей и вообще со многими задачами наше мышление справляется эффективнее, чем прежде. По их мнению «человек способен управлять поведением нервной системы в своих интересах, и благодаря этому мы, несомненно, сумеем достойно пережить адаптацию сознания к новым технологиям»  (1, с. 47).

Как технологии меняют наши познавательные способности.

Вопрос о возможностях человеческого мышления еще более остро встал в связи с развитием Интернета. Как отмечают авторы (инж),  принципиальные изменения произошли тогда, когда методы создания информационных систем, принимающих за основу коммуникативную идеологию сетевого взаимодействия, стали доступными огромному числу пользователей. «Информационно-коммуникативные технологии для пользователей интернета позволили создавать, хранить, передавать на большие расстояния практически мгновенно колоссальные объемы информационных ресурсов» (1, с. 94).

Последствия использования интернета могут быть самыми разными.

Н. Карр – один из первых, кто  попытался описать, как технологии меняют наши познавательные способности. В (2) приводится таблица

Использование интернета ухудшает наши способности думать и запоминать. Это определяется несколькими причинами.

Во-первых, интернет значительнодополняет объемы человеческой памяти. В предельном случае облачные технологии, интернет могут заменить человеческую память.

Во-вторых, информация в Сети не проходит проверок. В результате ее противоречивость запутывает человека.   

В-третьих,  много времени уходит на выбор контента. Важен процесс, а не результат.

В-четвертых, поисковик ищет конкретный фрагмент текста в несколько слов или предложений, что способствует фрагментации, разорванности сознания.

В-пятых, поток информации увеличивается в объеме и ускоряется. Это ведет к тому, что ухудшается способность концентрироваться, сосредоточиваться на одной теме.  Н. Карри отмечает, «мне кажется, что Сеть разрушила мою способность к сосредоточению и созерцанию… мои друзья говорят то же самое: чем больше они используют интернет, тем больше они должны прилагать усилий, чтобы сконцентрировать внимание, если требуется написать текст большого объема» (2.,цит. по: с. 98)

В-шестых, эмоции перемещаются в  виртуальную  сферу. В результате разрушается эмоционально-ценностное единство личности.

Дискуссия о «цифровом слабоумии».

 Реалии сегодняшнего дня таковы, что  нам нет необходимости запоминать многие вещи. Например, номера телефонов, даты рождения и именин, расписание деловых и личных встреч и т.д. По мнению некоторых, это может привести к ослаблению памяти, как это бывает в старшем возрасте. Тогда под «цифровым слабоумием» имеют в виду нечто похожее на болезнь (димеция).  Другим проявлением болезни считают ослабление способности рассуждать. Так, современная молодежь обращается к интернету за готовыми ответами, вместо того, чтобы потрудится над решением той или иной задачи или поразмышлять над поставленным вопросом преподавателя. В результате они, например, встают в тупик, если видоизменить условие задачи или вопроса. Могут не заметить, что отвечают на совершенно другой вопрос.

Существует другая точка зрения: «цифровое слабоумие» совсем не  всегда связано с потерей памяти или забывчивостью. С точки зрения авторов (2), «по существу, он означает ослабление влияния рационального на развитие личности у молодого поколения, ослабление влияния рациональности на процесс познания, на процесс создания культурных ценностей, означает иной качественный вектор развития человечества. Это реальность будущего, и к ней надо готовиться» (2, с. 101).  Так,  интенсивность, с которой развивается цифровой мир, уже сейчас заставляет молодое поколение осознанно  или неосознанно отказываться от ряда когнитивных навыков, без которых  немыслимо было  получать высшее образование еще десять лет назад.

Новые технологии поиска  решения задач.

Одной из таких технологий является коллективное (в группе) решение задач (Groupthink), а также брейнсторминг, мозговой штурм. Эта технология получила широкое распространение в области социальной психологии, теории управления, теории принятия решений и других.

В случае Groupthink, это временный союз людей для наиболее эффективного достижения результата. Но он имеет свою специфику: в ряде случаев не дает ожидаемой эффективности.  Если группа создана в реальности, внимание человека переключается с решения задачи на окружающих людей. На состояние работы сознания влияет множество факторов, в том числе количество окружающих людей, взаимоотношения в группе, значимость окружающих людей для человека, близость зоны контакта и т.д. В виртуальном общении на первый план выходит социальная идентичность: отождествление себя с какой-либо группой в сети. Таким образом, отмечают авторы (2), эффект Groupthink усиливают в большей степени нерациональные факторы – иллюзия неуязвимости, вера в свою моральную непогрешимость, стереотипы в отношении «чужих», давление на инакомыслящих и т.д. «С одной стороны, это свидетельствует о кризисных явлениях в когнитивной области, а с другой – коллективная рационализация, обосновывающая иногда чисто рефлексивные, часто эмоциональный и редко продуманные действия группы, дает нам возможность предположить некий естественный, но скорее революционный сдвиг в развитии человека» (2.с. 104).  Для того, чтобы негативные стороны Groupthink не подавляли позитивные моменты этого явления, необходимо чтобы демонстрация сплоченности и единодушия не превращалась  в основную цель групп, и существовали бы как основание для осознанной ответственности за принятые решения (2,с. 104).

C  точки зрения П. Стефаниса и Ю.М. Вандоулакиса, Веб может серьёзно трансформировать наши представления о процессе доказательства. В математической логике доказательство устанавливает истину высказывания на основе уже установленных истин других высказываний. Это представление о доказательстве было инициировано в начале XX века программой Д. Гильберта, которая требовала предварительной формализации всей математики в аксиоматической форме. Но этот подход не адекватен для понимания процесса доказательства, основанного на использовании Веб. Авторы утверждают, что  «новые черты доказательства могут быть инкорпорированы в идеальную модель более широкой теоретической рамки, основанной на концепте «доказательства-события» (proof-event), введенного  Дж. Гогуэном (Joseph Goguen) и затем развитого авторами» (3, с. 481). В этом случае процесс доказательства с использованием Веб может быть рассмотрен как частный случай «доказательства-события», которое включает социальную компоненту, коммуникативную связь, взаимодействие между доказывающим и интерпретатором, и обладает определенным стилем.

Авторы рассматривают два проекта, инициированные Т. Гауэрзом (Timothy Gowers) в 2009 г., который в своем блоге поставил вопрос: Можем ли мы иметь коллаборативные доказательства в математике? Для того, чтобы стимулировать исследования, он предложил математическому сообществу принять участие в нахождении альтернативного доказательства теоремы Хейлз-Джуэтта (Hales-Jewett). Участники в этом эксперименте должны были  предлагать идеи, новые подходы к доказательству теоремы, комментарии, части доказательства, используя блог Гауэрза.

Через семь недель работы Гауэрз анонсировал, что проблема решена. Позитивный результат эксперимента сделал необходимым осмысление успеха  этой инновационной математической практики и её коллаборативного характера. «По-видимому, Веб-доказательства будут новым видом процесса доказывания, характеризующийся оригинальными чертами» (с. 483). Прежде всего отмечается, что Веб используется одновременно и как источник информации и как среда коммуникации. В качестве источника Веб есть собрание информации, идей и методов, необходимых для использования. В качестве средства коммуникации Веб не только открывает новые возможности межперсонального общения (е-мейл, социальные сети и т.д.), но и  способствует созданию сообщества, основанного на общем интересе (например, через блоги).

Важной чертой этой математической практики является её открытость. В противоположность традиционным коммуникативным методам, которые являются one-to-one (одним с одним) или one-to-many (один со многими), методы Веб-доказывания имеют характер many-to-many (многие с многими). Это радикально меняет природу коммуникации, поскольку она больше не является коммуникацией среди членов закрытого общества, а открыта каждому.

Данная практика способствует интенсификации исследовательской работы. Скорость, с которой проблема может быть решена при использовании Веб, не достижима при обычных методах работы.

Интерактивность проекта позволяет использовать  технику группового решения проблемы, известную как «мозговой штурм» (Osborn, 1963). Это стало возможным благодаря правилам, введённым Гауэрзом, которые аналогичны базисным правилам мозгового штурма: комментарии должны быть короткими; идеи должны быть понятны (насколько возможно) без применения технического аппарата; техническая работа должна быть отодвинута до тех пор, пока не будет достигнута необходимая ясность; желательны необычные («сумасшедшие», как говорил Озборн) идеи. Таким образом, правила должны были стимулировать генерирование идей и возрастание креативности группы.

Мозговой штурм, основанный на Веб, позволяет добиться успеха в объединении математических способностей участников. Различные специалисты знают различные вещи, они могут использовать различные технические языки, они могут разделять различные научные стандарты и ценности, они придерживаются различных методологий и стилей исследования. Когда специалисты собираются вместе, чтобы атаковать конкретную проблему, они приносят с собой собственную культуру и мастерство. «Результат, достигнутый группой, не может быть редуцирован к сумме ее конституэнт» (3, с. 485).

Следующая фаза мозгового штурма состоит в категоризации и интеграции полученного материала. Эта задача может выполняться как членами группы, так и блог-администратором. Роль последнего очень важна, он определяет проблему, интегрирует различные части доказательства в единое целое. Поэтому его авторитет должен признаваться академическим сообществом. Авторы подчеркивают, что Гауэрз обладал большим авторитетом среди участников эксперимента.

Проекты, основанные на Веб-доказательствах, не заменяют «старые парадигмы» индивидуальных исследований и открытий. «Они просто показали, что новые формы исследовательской методологии также могут быть успешными (3, с. 495).

Литература

  1. Смолл Г. , Ворган Г. Мозг онлайн: Человек в эпоху интернета. Пер. с англ. Б. Козловского. – М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2011. – 352 с.
  2. Цифровая эпоха и виртуализация сознания. // Проблемы и риски инженерного образования в ХХ1 веке: монография / Под общ. Ред. И.А. Герасимовой. – М.: Университетская книга, 2017. – С. 76 – 109.
  3. Stefaneas P., Vandoulakis I.M. The Web as a tool for proving // Metaphilosophy. Oxford, Cambridge (Mass.), 2012. – Vol.43, N 4. – P. 480 – 498.