ФГБУ "Институт научной информации по общественным наукам Российской академии наук"

Кризис категориального толкования конечных целей цивилизационной эволюции

| Дата публикации: | Автор: Скворцов Л.В.

 

Доклад

на Международной научно-практической

конференции «Лингвокультурные аспекты

глобализационных процессов»

20-21 ноября 2018 г.

 

 

Исследование осуществлено при поддержке РФФИ проект № 17-3300025 – ОГН «Гетеротопия: цивилизационный контекст».

Ключевые слова: цивилизационное конструирование, истина конечной цели, функция информации, экстремизм, духовная культура, гетеротопия.

Key words: construction of civilization, the truth of final aim, function of information, extremism, spiritual culture, heterotopia.

 

 

 

Вступительное слово

 

Уважаемые коллеги!

Позвольте мне от имени Центра гуманитарных научно-информационных исследований ИНИОН выразить глубокое удовлетворение организацией и открытием нашей конференции.

Наше сотрудничество с лингвистами имеет давнюю и весьма плодотворную историю. Достаточно напомнить о Березинских чтениях, давших прекрасные теоретические результаты, или о создании фундаментальных трудов, посвященных отечественным лингвистам.

Нашим давним и постоянным партнером является Московский государственный лингвистический университет. Его сотрудники – участники наших изданий, таких как реферативный журнал «Языкознание», а также сборники научных работ по актуальным проблемам лингвистики.

Как нам представляется, сегодня наше сотрудничество выходит на высокий концептуальный уровень.

Тематика конференции отражает происходящий в языкознании концептуальный взрыв, затрагивающий ключевые проблемы сохранения языковой культуры, судеб языкового многообразия, функций языкового доминирования, проблемы языковой политики.

Обсуждение этих проблем выходит за узкие языковедческие рамки. По сути дела речь идет об обсуждении современных ключевых проблем цивилизационной эволюции.

Традиционные подходы к объяснению особенностей современной стадии глобальной эволюции заводят человечество в тупики, грозящие самодеструкцией цивилизации.

Человечество нуждается в новых смыслах, новых ориентациях жизни.

В выработке таких ориентаций языкознанию принадлежит ключевая роль.

Именно поэтому проблемы современного языкознания привлекают внимание гуманитариев самого различного профиля.

Глобальная цивилизация оказалась перед проблемами смысла своего бытия, которые не решаются экономическими и военными средствами.

Синтез современного гуманитарного знания, видимо, может сыграть функцию того вытрезвителя, который может помочь освобождению современного геополитического мышления от опьянения собственным псевдовеличием, влекущим за собой утрату Разума.

Хочу заметить, что наше сотрудничество с лингвистами, помимо академического, имеет и нравственный аспект.

В том трудном положении, в котором оказался ИНИОН, институты языкознания оказывали нам поистине братскую поддержку в проведении важных современных мероприятий.

Примером такого братского сотрудничества является и организация данной конференции.

Позвольте выразить уверенность в том, что эта конференция внесет свой вклад в решение актуальных проблем гуманитарного знания.

Спасибо за внимание.

 

Доклад

 

Уважаемые коллеги!

Жизнь вносит все более конкретный смысл в известный тезис, согласно которому «вначале было слово». Но какое это слово в современную эпоху начинает играть свою функциональную роль и в каком направлении?

Сегодня следует обратить внимание на изменение функций универсальных категорий в становлении исторических цивилизаций. Их кризис порождает панику, ситуацию нравственного нигилизма. Преодоление кризиса связано с формированием новых универсальных категорий, которые вносят новый смысл в общественную жизнь и делают ее упорядоченной в формах массового поведения.

Действие категории сходно с действием религиозных понятий.

Так, например, понятие «страшный суд» формирует общую веру в то, что никто не может избежать наказания за нарушение установленных в данной цивилизации нравственных норм, которым придается сакральный смысл. Понятие формирует характер и цели массового поведения, определяет следствия отклонений от установленных норм.

Новое время рождает новые категории.

Специфическую функцию выполняет категория свободы, которая определяет истину человеческого поведения, основанного не на вере, а на выборе разума самого человека. Эта категория рисует конечную цель цивилизационной эволюции как свободу всех, состояние, отличное от свободы одного и свободы некоторых, т.е. от монархической и олигархической форм правления, предполагающих наличие диктата и насилия, т.е. ограничения свободы. Свобода всех однако таит угрозу хаоса и распространения форм криминального поведения.

Возникает сомнение в ее истинности.

Как представляется, идеальная свобода всех – это утопия.

Существует историческая попытка преодолеть утопический характер универсальных категорий. Это – их обращение к реалиям самой жизни и превращение их в смысловое определение процесса реального исторического становления.

Такой была в Советском Союзе категория коммунизма, как конечной цели цивилизационной эволюции. Считалось, что коммунизм обеспечивает всестороннее развитие личности на основе высших достижений технического и научного прогресса, обеспечивающего преодоление социальных противоречий, а вместе с тем равенство и братство масс людей, реализующих себя в многообразии форм творческой деятельности.

Цивилизационным антиподом этой категории стал расизм, т.е. биологический подход к толкованию глобального цивилизационного процесса как реального соперничества различных рас. Высшая раса – раса господ, определяющая конечную цель истории.

Кризис этих категорий по своему содержанию был совершенно различен, но остается фактом, что их влияние было подорвано реальными историческими причинами.

Возникает вопрос, означает ли кризис этих категорий их окончательное концептуальное преодоление, а значит и невозможность их исторического ренессанса? Считается, что на этот вопрос у нас сегодня нет исчерпывающего ответа.

Во всяком случае сегодня наблюдается хождение идей новых форм расового возвышения человека. Раса нового типа получается путем кибернетизации, имплантирования в мозг человека электронных компонентов, использования высокотехнологических протезов, превращающих людей в своего рода суперменов. Нельзя также не заметить идей модифицирования ДНК человека, получения модифицированных людей, которые будут качественно отличаться от обычных людей, обреченных на примитивную жизнь и вымирание.

Расизм вновь оживает. Он начинает восприниматься как путь самовозвышения избранных в условиях борьбы за выживание.

Можно считать, что наиболее реальной формой современного неорасизма является феномен гламурной расы. Личность, обладающая более миллиарда долларов, может чувствовать себя комфортно в любой точке глобальной цивилизации. Она принадлежит к гламурной расе господ. Исключение ее из состава этой расы – самое большое несчастье. Такова реальность разрыва с властной сущностью понятия народ. Характерна в этом отношении информационная атака на волеизъявление народа Крыма в ходе референдума и отрицание легитимности его результатов.

Логика позиций гламурной расы состоит в том, что народ как масса, не владеющая контрольной суммой собственности, не может диктовать формат современной цивилизационной жизни. Этот формат определяется мнением тех сил, которые обладают экономическим, точнее – финансовым, и военным превосходством в современном мире.

Народ должен быть поставлен в подобающую ему нижнюю часть глобальной цивилизационной пирамиды. Борьба за превосходство влечет за собой захват права на исключительность как категориальную основу самодержавной демократии, определившей себя на роль мирового жандарма. Такова реальная ситуация сегодня.

Концепция самодержавной демократии допускает использование различных санкций для практического различения наций и государств как «достойных» и «недостойных», как «изгоев», «ревизионистов» и «врагов», не способных или лишенных права определять свой правильный цивилизационный путь. По сути дела это и есть неорасистское различение наций.

На что опирается это различение? Оно опирается не на категории и универсальные принципы международного права, категории справедливости и суверенного права народов определять свою судьбу, а на создание негативных информационных образов, как основания оценки их цивилизационных качеств. Правомерно поставить вопрос: почему эта тенденция в глобальной политике не получает биорасистского категориального оформления?

Ответ очевиден: откровенная поддержка языка нацизма времен Второй мировой войны, как это наблюдается сегодня на Украине и в Прибалтике, не может рассчитывать на успех в формировании мирового общественного мнения. Это означает необходимость коренного изменения глобального геополитического языка.

Это – не традиционный язык цивилизации. Это – язык постцивилизационной эволюции. В ситуации, когда глобальная цивилизация оказалась перед угрозой небытия, т.е. перед метафизикой НИЧТО, моральные и правовые категории начинают терять свое влияние.

Категории общего блага, истины, справедливости перестают выполнять цивилизационные функции. Их вытесняет метаязык информации, позволяющий избегать требований индекса достоверности.

Что такое метаязык информации?

Это – созданный с заранее заданной политической целью вброс информации, который сопровождается психологической истерией и организацией коллективной поддержки.

Это язык образов и эмоциональных реакций.

Создание информационных конструкций, которые превращаются в обвинительный материал, направленный против «врага» сегодня становится системой, охватывающей политику, безопасность, спорт и культуру. Создается иллюзия, что универсальные категории для формирования массового сознания сегодня не нужны.

Возникает вопрос: может ли метаязык информации восприниматься как истина?

Теоретическая мысль находит ответ и на этот вопрос. Каков этот ответ?

Фред Адамс, сотрудник кафедры лингвистики и когнитивной науки университета штата Делавер (США) считает информацию естественно возникающим продуктом, который существует независимо от ума, создается и передается в соответствии с регулярностью происходящих событий[1].

Информационный поток – это подлинная реальность, определяющая характер и динамику поведения людей. Их можно искусственно сделать счастливыми и несчастными в реалиях информационного универсума.

Почему это становится возможным? Это становится возможным в силу «четвертой революции», концепцию которой предложил Лучиано Флориди.

Если аграрное общество, индустриальное общество, постиндустриальное общество изменяют явления природы и технологию материального производства, то в результате «четвертой революции» изменяется не природа и технология производства, а когнитологический образ человека как партнера взаимодействия. Меняется понимание сущности самого человека.

В итоге «четвертой революции» человек получает для себя искусственного «спутника жизни», постоянного выгодного партнера в виде компьютера, робота, смартфона и т.д., без которых он уже не мыслит свое полноценное существование. Вместе с тем, человек в информационных сетях создает свой искусственный дубликат. Возникает качественно новая структура коммуникаций, которая не зависит от онтологии объективной истины. Поскольку эта форма коммуникации приобретает все более массовый характер, она оказывает воздействие на изменение социальной психологии.

Человек начинает видеть себя центром информационного универсума, в котором осуществляется действительность его субъективного интереса.

Это – новый характер бытия.

Погружаясь в информационный космос, человек заново начинает свое цивилизационное самоформирование и свою новую жизнь. Характер информации начинает играть детерминирующую роль.

Не случайным был вопрос, который задавал Лучиано Флориди и на который обратил особое внимание Фред Адамс: Может ли информация быть натурализованной?

Положительный ответ на этот вопрос означает, что информация может действовать на человека независимо откатегорий его самосознания. Соответственно, она будет действовать так, как действует информация в естественных событиях.

Профессионально организованный таким образом вброс информации может заставить людей вести себя так, как себя ведут антилопы.

Фред Адамс приводил пример с деревьями, которые используют информацию относительно сокращения количества получаемого солнечного света для прекращения роста и сброса листвы. Еще более разительный пример – это поедание антилопой куду верхушек акации. Это поедание вызывает значительное увеличение выхода фенольных соединений, танина, который разносится ветром и отталкивает антилоп от кустов акаций.

Акация остается такой, какой она была, т.е. съедобной. Но активный выход танина заставляет антилоп считать, что она перестала быть съедобной. Здесь мы имеем дело с объективной реальностью (выход танина), которая вводит в заблуждение.

Таким образом, раскрывается информационный механизм манипулирования поведением. Перед этой реальностью истины моральных и правовых универсалий начинают терять свое влияние, что влечет за собой разрушение Разума. К чему приводит разрушение Разума? В разрушении Разума находятся корни феномена современного экстремизма. Современный экстремизм это не теоретическая нетерпимость вообще и применение насилия вообще, а такая нетерпимость и такие применения насилия, которые выходят за пределы универсального качества homo sapiens, т.е. существа, знающего приоритет сохранения жизни человеческого рода.

 

 

Индивид превращается в скрытый цивилизационный вулкан, извержение которого вызывает десакрализацию общих социальных истин. Индивид становится верховным судьей окружающего его цивилизационного мира и исполнителем приговора. В окружающем его мире он видит явления, которые, детерминируют экстремальные формы его мышления и поведения.

Так возникают индивиды-экстремалы, поведение которых не укладывается в традиционные рамки и ставит в тупик тех, кто пытается дать осмысленное объяснение их поведения. Это объяснение обычно принимает  стандартные формы: либо индивид страдает психическим расстройством, либо он принадлежит к преступному экстремистскому политическому движению.

Иллюстрацией этой ситуации могут служить и события в Керчи в октябре этого года. Характерно, что обсуждение возможных путей предотвращения таких трагических событий нередко нацелено на технические аспекты проблемы: ограничение доступа к оружию, получение медицинских разрешений на владение оружием, организацию более внимательного наблюдения за поведением молодежи и обсуждением нравственных проблем в сети Интернет.

Но проблема эта гораздо глубже. Это проблема самоутверждения своего видения реальности социальной жизни. Два понятия объясняют это видение:

Первое понятие – это моральная ничтожность окружающего мира.

Второе понятие – это осуждение этого мира и реализация своего нравственного величия с помощью самых радикальных средств.

Существует ли слово, которое может нивелировать эти установки экстремала?

Такое слово существует.

Это слово – антиметабола.

Антиметабола – это кардинальное перемещение смыслов, как основания изменения стратегии личного поведения. Это такое перемещение смысла, которое обнажает нереальность величия индивида вне величия цивилизационного целого. Нанося смертельный смысловой удар по окружающему его цивилизационному миру экстремал убивает и самого себя, обнажая таким образом свою ничтожность.

Феномен экстремизма традиционно связывается  с политической активностью, отклоняющейся от ее легитимных конституционных форм.

Вместе с тем очевидно, что в различных формах новых видов экстремизма общим является готовность использовать любые, самые крайние средства для достижения успеха в индивидуальной самореализации и достижения своего личного величия.

Эта цель достигается путем свободного конструирования информационной иерархии фактов.

Свободное конструирование информационной иерархии фактов перемещает достигаемый смысл в любую точку цивилизационного бытия. Эта цель достигается в том числе и путем информационной переформатизации бытия.

В 90-е годы минувшего столетия мы столкнулись с уникальным проявлением морального экстремизма. Субъект готов принять в качестве истины свою любую сущность, любые воззрения, если такое принятие служит достижению его эгоцентрических целей.

Человек обнаруживает, что он может создавать свой внутренний образ в соответствии со своим свободным выбором, т.е. быть «всем» и «ничем», создать свой образ, полагая его идеальным для себя.

Так, например, в 90-е годы написание новых собственных автобиографий приобрело публичный характер. Слово начинает формировать историческую судьбу человека.

Это явление можно рассматривать как изменение человеком своего социального пространства и времени в виртуальной реальности информационного универсума.

Человек присваивает себе социальный статус взятый из исторической реальности прошлого времени. Бывший советский человек становится дворянином, графом или кем-то еще, получает имитации государственных наград того времени и подтверждающие документы. Тем самым происходит изменение внутреннего мира человека, самопонимания, выливающегося в соответствующие формы внешнего поведения. Экстремизм изменения внутренней сущности человека становится повторяющимся явлением.

Нельзя не признать влияния на эти процессы идеологии современного неолиберализма, утверждающего истину радикального индивидуализма. Из желудя радикального индивидуализма и вырастает дуб современного экстремала.

Таким образом мы имеем дело с внутренним, и я бы сказал, псевдофиософским перевоплощением личности.

Анализ логики поведения экстремала может пролить свет и на логику современной геополитики.

Эрозия исходных религиозных и идеологических истин, рождающая духовный произвол человека, и отсутствие конечных абсолютных истин в научном знании создают качественно новую ситуацию переоценки смыслов и возможностей перевоплощения.

Она затрагивает глобальное видение современного мира, когда цивилизация, мыслящая себя центром мироздания, видит свое величие в ничтожности окружающего ее мира со всеми вытекающими отсюда последствиями.

При этом необходимо заметить, что возможен и позитивный характер перевоплощения.

Позитивный характер перевоплощения обретает свою легитимность, если субъект признает необходимость и обретает способность принятия лестницы духовного восхождения. Чем выше поднимается субъект по лестнице духовного восхождения, тем большим правом он обладает влиять на смысл поведения других субъектов современного мира.

Возможность перевоплощения определяется уровнем нравственной культуры. Это – специфический тип культуры, которая полагает победителем субъекта, обладающего духовным превосходством. Очевидно, что если осуществится переход глобальных отношений в сферу борьбы за духовное превосходство, то это может привести к кардинальному изменению катастрофического тренда современной цивилизационной эволюции.

Спасибо за внимание.

[1] См.: Fred Adams. Information and Knowledge a la Floridi // Metaphilosophy. Vol. 41. № 3. April 2010. P. 331–334.