Mutanen А. Hintikka’s Interrogative Model and a Logic of Discovery and Justification // Acta Baltica Historiae et Philosophiae Scientiarum. Königstein, 2015. Vol. 3, №1. P. 27–44.

Ключевые слова: открытие; вопросительная модель исследования; обоснование; стратегическое вопрошание.

Статья Арто Мутанена из Университета национальной обороны (Финляндия) посвящена логике открытия и логике обоснования открытия, развиваемой Яакко Хинтиккой. Автор пишет, что отношение между открытием и суждением не ясно. Согласно стандартам двадцатого века, в философии науки два этих понятия понимаются как разные проблемы: как распознать и осмыслить объект исследования и как найти обоснование для осмысляемой веры. Как исследовать логику открытия? К какому виду логики такая логика могла бы быть отнесена? Основное наблюдение состоит в том, что открытия не происходят в вакууме. Они должны быть встроены в научные процессы исследования: открытие является только тогда открытием, когда делается в контексте научного поиска. Для выполнения этого условия используют систематическую логико-философскую модель, названную вопросительной моделью поиска, которая была предложена Хинтиккой. Вопросительная модель исследования позволяет рассматривать научный процесс поиска как стратегический целеориентированный процесс, который дает обоснование открытию. Данная модель позволяет формулировать систематическую логику научного открытия и обоснования (р. 27).

Цель научного поиска состоит в том, чтобы достигнуть нового знания. Кроме того, чтобы быть наиболее по-человечески надежным способом приобрести новое знание, научный поиск должен быть систематическим процессом. Необходимая систематичность, пишет автор статьи, должна быть установлена теоретически. Институализированная систематичность относится к таким организациям, как университеты, научно-исследовательские институты и учреждения финансирования. Структура научных теорий была досконально изучена. В первую очередь – логическими позитивистами. Теоретическим фоном исследований логических позитивистов была сильно развитая математическая логика, как это продемонстрировано в монументальной работе «Принципы математики», написанной Расселом и Уайтхедом. Математическая логика рассматривалась как центральный инструмент в анализе и выражении научных теорий. Математическая логика позволила систематически изучить лингвистическую структуру научных теорий, особенно аксиоматизацию теорий, которая была признана идеализированной формой научной теории Аристотеля. Таким образом, развитие математической логики совпало с долгосрочным желанием философов и ученых получить системность (р. 28).

Методологическое исследование науки включает в себя общее исследование научного поиска и исследование его частных случаев. По Полу Фейерабенду наука включает различные виды процедур и стилей, это происходит как между областями наук, так и в рамках одной научной дисциплины. У него есть вполне строгая процедура мышления: «Идея метода, который содержит устойчивые, неизменные и абсолютно обязательные принципы для осуществления мероприятия науки, встречает значительные трудности, когда сталкивается с результатами исторического исследования» (р. 29). На самом деле нет никаких методологических правил, которые бы не были нарушены во время реального научного поиска.

Отношение между открытием и обоснованием на протяжении двадцатого века оставались не вполне ясными, что требует более пристального исследования. Рейхенбаховская дихотомия контекста открытия и контекста обоснования отделяет обоснование от открытия. Интерпретация Поппера стала в начале двадцатого века объяснением господствующей интерпретации открытия: «Акт зарождения или изобретения теории ни взывает к логическому анализу, ни восприимчив к нему» (р. 31). Эта интерпретация кажется приемлемой, если разделять попперовский подход, но ее историческое или фактическое обоснование не очень сильно. Экспериментальный метод, пишет Мутанен, может быть рассмотрен как пошаговое приращение знаний; по Хинтикке экспериментальная наука, вероятно, сама фальсифицирует попперовский метод устранения ошибок. Для того чтобы показать логику открытия, необходимо концептуально определить четкую модель процесса приобретения знаний. Кроме того, чтобы быть реалистичной теоретическая модель должна соответствовать опытным данным. Первым шагом научного поиска является осознание собственного невежества. Но, как показывает пример Сократа, не так-то легко признать собственное невежество: если кто-то делает незнание других людей видимым, они этому не рады. После признания собственного невежества, самым естественным способом получить необходимое знание является обращение к соответствующим источникам информации. Не существует единого источника информации, способного устранить все невежество относительно объекта исследования, как правило их несколько, поэтому в науке обращение к источникам информации носит методологический и стратегический характер. Стратегический поиск вместе с оценкой источников информации становится центральным фактором в методологии науки. Сократ был великим стратегическим интервьюером. Сократовский метод опроса записан Платоном в его диалогах. Аристотель далее развил платоновскую теорию опрашивания и на ее основе развил общую теорию созидания знания.

Теоретической стратегией получения ответов на вопросы, которые не имеют никакой дополнительной информации может, в частности, выступать силлогизм, на что указал Хинтикка (р. 34). Метод опрашивания – это естественный метод для приобретения информации. Однако, для того, чтобы быть понятым как метод исследования он должен быть систематизирован, и эта систематизация должна быть выполнена в рамках вопросительной модели поиска. Систематизация позволяет оценить надежность метода, то есть, насколько хорошо и в каком контексте процесс достигает намеченного результата. В этом и заключается вопросительная модель поиска; а также в параллельном подходе к некоторым другим формальным практикам приобретения знаний, таким как вычислительная эпистемология (Келли), теория формального обучения (Голд; Ошерсон; Стоб и Вайнштайн) и теория модального оператора (Хендрикс) (р. 37). Вопросительная модель исследования позволяет рассматривать научный процесс исследования как стратегический процесс. Стратегический процесс – это процесс, в котором отслеживаются (периодически контролируются) плановые (целевые) показатели (goal-tracking). Тем не мене, нет необходимости, а часто и возможности, сформулировать цель до начала процесса.

Наука имеет дело с новым знанием, истинностью и обоснованием предположений. Поиск новых истин не является механическим процессом, а скорее творческим. Нет, и не может быть, никаких гарантий, что разыскиваемые истины будут обнаружены. Однако вопросительная модель позволяет оценивать эти поисковые процессы. Модель не захватывает креативности, но вместо этого позволяет понимать эту креативность. Креативность не предполагает ничего мистического или иррационального, а скорее – обычного умного человека, который не делает себя пленником предубеждений. Вопросительная модель предлагает конструктивную модель рассуждения, которое делает передовой опыт в рассуждении более понятным, что в свою очередь позволяет преподавать и изучать данные преимущества; однако, человеческая изобретательность и креативность все еще нуждаются в научном исследовании (р. 41).

Гранин Р.С.